•  +(996) 557 67 66 40
  •  press@reporter.kg
АНАЛИТИКАВЫБОРЫ-2020НОВОСТИ

Эмилбек Жороев: Если в парламент придут люди с новыми взглядами, будет запущен необратимый процесс изменений

До выборов депутатов Жогорку Кенеша VII созыва остались считанные дни. Одни партии усилили свою работу, проводя встречи в регионах, другие же остаются вне информационной площадки. Многие высказались по случаю увеличения перерегистрации избирателей на других участках по форме №2, однако ни со стороны власти, ни Центризбиркома реакции не последовало.

Политолог Эмилбек Жороев поделился своим мнением относительно выборов, шансов молодых партий и о векторах направления оппозиционных полит объединений.

Расскажите, как вы оцениваете выборный процесс, который происходит в настоящее время в Кыргызстане?

Эти выборы, в отличие от последних выборов, гораздо больше несут в себе возможностей для изменений, так как в целом ряде партий наблюдаются серьёзные изменения, появление новых лиц, кандидатов. И в целом происходит мобилизация, активизация сил, которые желают изменений, реформ. В то же время мы видим, что пришло более серьёзное понимание срочности, необходимости проведения перемен. И это даёт надежду, что если в Парламент придут молодые партии, новые лица, то это неизбежно приведет к изменениям в работе Жогорку Кенеша.

Но есть и другое дело — есть издавна устоявшиеся проблемы с выборами, особенно с парламентскими, это и кумовство, местничество, но самое главное это организованное нарушение, манипуляции выборными процессами в форме подкупов и использования других каких-то методов. Особую тревогу вызывает то, что некоторые партии массово использовали форму №2, идёт перерегистрация людей целыми сёлами. По озвученным данным, набралось уже почти полмиллиона людей, которые будут голосовать в других избирательных участках нежели по месту проживания. И понятно, что подавляющее большинство этих граждан будут голосовать только за определённые партии, не станем их называть здесь.

При каких обстоятельствах у молодых кандидатов есть шанс пройти в парламент?

Реальные реформы и изменения станут возможными, если выборы пройдут без использования грязных технологий, в виде подкупа либо массового использования формы №2. Только в этом случае у ребят, которые решились войти в политику, будет шанс попасть в Парламент и оттуда запустить эти процессы. И вот если представить, что эти методы не будут иметь успеха для партий, которые решили применить эти грязные технологии, тогда можно ожидать что другие, имеющие в своих рядах кандидатов, представляющих новое время, будут иметь шансы попасть в Жогорку Кенеш.

И вот тогда действительно, в парламенте может появиться критическая масса людей, которые будут жить не интригами, кознями друг против друга, не страхом за свой бизнес, и не крышеванием своих каких–то темных делишек. А будут заниматься реально обсуждением и продвижением реформ в различных аспектах, сферах общественной жизни.

Что стало причиной, появления этих кандидатов, партий? Даже городская, обычно пассивная аудитория, на этих выборах выдвинула своих кандидатов в новые партии?

В последние годы люди испытали довольно-таки серьёзные испытания. Прошли и через смену президентов, которая вышла довольно болезненным процессом для страны — хоть оно и кажется, будто этот процесс не особо касался простых людей и общества, на самом деле это не так: страна жила в напряжении, всеобщее недоверие росло, и многие насущные вопросы, такие как развитие, созидание, отходили на второй план.

Потом мы пережили пандемию коронавируса, который унёс более полутора тысяч граждан страны и привёл Кыргызстан в серьезнейший кризис.

И при всем этом наблюдалось абсолютная беспомощность, бесхребетность, некомпетентность большинства в парламенте. Когда одним и тем же большинством голосовали в одном русле, затем через день или месяц тем же составом парламент голосовал против своего выбора. То есть мы наблюдали, как этот парламент вёл себя будто управляемое стадо.

Это все в свете того, что на сегодня сложилось – глубокие трудности в экономической, социальной сферах. От государства требуются важнейшие решения, стратегии, помощь гражданам, но мы видим, что там сидят некомпетентные, неспособные брать на себя ответственность люди, от которых трудно ожидать каких-либо позитивных предложений, реформ. Наверное, это всё подтолкнуло на то, что нужно искать новых людей и это поняли сами партии.

И мне кажется, наиболее прогрессивные партии или лидеры партий, которые провели серьезный анализ, осмыслили ситуацию, подумали, о том, как и с чем идти на новые выборы, именно они и пошли с новыми составами.

Возможно ли констатировать, что нынешние выборы являются неким завершением определённого витка развития политической системы страны, выход на новый уровень?

Нужно судить по результатам выборов. Если в парламент большинством снова придут люди из старого полка, состава, очевидно, что путем манипуляций — то придётся признать, что Кыргызстан будет продолжать существовать в той же трясине, и каких-то серьёзных изменений в лучшую сторону не произойдет.

Но если благодаря выборам, в парламент придут люди с новыми взглядами, мировоззрением, то можно констатировать факт, что процесс изменений запущен и будет уже необратим, так как в свою очередь это откроет дорогу для прихода ещё больше новых людей уже через пять лет, и эти процессы будут уже очень серьёзными.

И тогда, к 30 году независимости Кыргызстана, возможно первый раз в парламенте страны появятся политики, не несущие в себе бремя советского государственного правления, старого подхода к управлению, к хозяйству. А это будет когорта новых политиков которые принесут в политику совершенно новые модели поведения, системы взглядов и ценностей.

Тут мысль не в том, чтобы назвать всё советское чёрным, в нем много разного, но речь тут о людях в управленческой элите, и о том, как они были воспитаны и устоялись. У них наблюдается глубоко засевший консерватизм, неповоротливость понятий, неспособность воспринимать новое и незнакомое, отсутствие гибкости ума. Они умеют сколько угодно петь дифирамбы разным реформаторам по всему миру на словах, но сами не способны понимать суть таких реформ.

А люди, которые выросли уже на абсолютно новой основе, у них всё по-другому. У них и образование, и жизненный опыт иные, и многие из них в своих достижениях пребывали в тесной связке с международным опытом.

Есть ли в нашем обществе социальный запрос на изменения политической системы, насколько они серьезны? Насколько нынешняя система способна адекватно реагировать на эти ожидания?

Сейчас наше общество подошло к такому положению, когда есть некое отчаяние. Это особенно наблюдается в том, как очень много людей хотят проголосовать против всех. На мой взгляд, это и является показателем того, что общество осознает и понимает, что так дальше жить нельзя, невозможно.

Ну, конечно, этим людям, которые хотят голосовать против всех, стоило бы уделить время и ознакомиться со списками и предложениями партий. Ведь в этих выборах разнообразие идей, взглядов, кандидатов что тут никак не уместно жаловаться на то, что не из кого выбирать и что, мол, все одинаковые.

Но то, что такие пессимистичные мысли сегодня распространены, говорит о том, что люди понимают, что если в таком же направлении страна будет развиваться следующие пять лет, то это будет катастрофа. Тогда все эти коррупционные схемы, безнадежность и невозможность реформ во всех сферах, вкупе с нынешним глубочайшим кризисом — оно всё далее укоренится и будет крайне трудно потом выбраться из этой ситуации.

Ну и конечно, в таком тлеющем состоянии недовольство общества не может долго существовать, и в какой-то момент неизбежны разного рода потрясения.

Что вы можете сказать о политических партиях, которые сейчас участвуют на выборах? Какие запросы, интересы, ожидания они представляют?

Из 16 партий, участвующих на выборах, можно заведомо половину записать в число аутсайдеров, то есть тех, кто не имеет больших шансов попасть в парламент. Что ими двигает? Возможно у отдельных партий есть реальное стремление, вера в свои идеи, принципы. А есть маленькие партии, больше конъюнктурные, возможно проекты амбиций каких-то людей. Что бы там ни было, но половина партий, участвующих в выборах, не имеют реальных шансов попасть в Жогорку Кенеш. Но в отличие от последних выборов 2015 года, на этих выборах, мне кажется, большее количество партий имеют серьезные шансы попасть в парламент.

Это говорит о том, что, возможно, будет раздробление, и в Жогорку Кенеш могут попасть даже больше, чем шесть партий, как оно сейчас. Однако это может случиться только в случае, если грубые манипуляции не будут иметь задуманного эффекта в пользу партий, которые к ним прибегли.

Среди этих 7-8 партий, у которых есть серьезные шансы, думаю очевидно, что три партии твердо про властные – “Кыргызстан”, “Мекеним Кыргызстан” и “Биримдик”. Если они втроём получат большинство, то, надо полагать, что позитивные изменения, реформы в стране будут происходить с большим трудом, с меньшей скоростью, и превалировать будут гораздо, наверное, узкие, не совсем честные интересы. Правда, взаимоотношения между этими партиями тоже вызывают вопросы.

С другой стороны, есть другие партии, позиционирующие себя как оппозиционные, такие как “Бир Бол”, “Ата–Мекен”, “Республика”, “Реформа”, “Бутун Кыргызстан”. Кстати, последняя из этих заметно отличается идеологически от остальных оппозиционных партий. Но если эти партии в совокупности смогут получить большинство депутатских мандатов, то я вполне вижу, что они способны объединиться. Так как у этих партий очень схожи, или легко совместимы, их основные идеи, взгляды, ценности. Может и будут не стыковки по каким-то сферам, направлениям, но это не будет принципиально. Для коалиционного большинства это нормально.

Еще, я бы хотел подчеркнуть, для президента, если вышеназванные три про властные партии придут во власть и создадут правящую коалицию, это может превратиться в огромную и бесконечную головную боль, мягко говоря. Уже сейчас видно, что “Мекеним Кыргызстан” и “Биримдик” не сработаются, и как коалиция они не будут стабильны, очень быстро они начнут конфликтовать. Если в Парламент придут примерно равное, и большое, количество депутатов от этих двух партий, то эти настроения только усилятся, и создастся большой конфликтный потенциал.

При подобных конфликтах, для президента будет очень сложно действовать, балансировать между ними, и очень возможно, щепки от конфликтов быстро перекинутся на него самого. У него будет очень узкий коридор возможностей, так как у него будут в обеих партиях личные интересы, люди из его команды, к сожалению, в том числе и родственники.

Идеальным исходом для него было бы, если бы коалиция большинства состояла из других партий, оппозиционных сил. Тогда с него была бы де-факто снята политическая ответственность за реформы, управление государством, за экономику. Эта вся ответственность бы отошла к оппозиционному большинству, и они бы отвечали и за выход из кризиса, и за многое другое. У президента бы в этой ситуации появилась возможность спокойно и достойно отработать оставшийся срок президентства, и дать легитимно и демократически избраться своему преемнику. Не было бы нужды, так как не было бы реальных рычагов, строить сценарии, как это с плачевным результатом делал его предшественник. Это будет гораздо лучше, если он планирует гулять со своими внуками по бульвару Эркиндик, как он неоднократно говорил.

Что вы думаете по поводу внешней политики, которую сегодня демонстрируют партии, участвующие на выборах? Есть партии, которые выступают за идеи Евразийства, есть партии с много векторным курсом, также выступающие за космополитизм?

В Кыргызстане несмотря на 29 лет истории процесс национального строительства ещё не завершен, он очень болезненный и понятно, что очень многие партии не хотят вплотную этим заниматься. Вопросы внешней политики у нас почти автоматически сводятся к вопросам самоопределения, суверенитета и идентичности, и поэтому, эту сферу они либо не хотят затрагивать, либо предпочитают говорить то, что безопасно политически. Политически безопасно у нас, например, настаивать на углублении отношений с Россией. Несколько партий несут лозунг Евразийства, чем пытаются казаться большими и верными друзьями России. Почему они это делают? Они считают, что кыргызстанский электорат очень про российский и поэтому у граждан эти идеи вызовут положительные отклики. Однако всё это больше объясняется тем, что называют пост — колониальным мышлением – уподобляться России, равняться на Россию, на бывшую колониальную метрополию. А у России, на самом деле, внешняя политика – это сложная конструкция. И к сожалению место Кыргызстана в этой системе не приоритетное для Кремля.

Россия на самом деле не движима эмоциональными, родственными чувствами ни к кому, как это кажется некоторым у нас. Достаточно вспомнить отношения России с Украиной, или риски, которые очевидны ныне в отношениях России с Беларусью – вроде все они ближайшие родственные страны, но как эти отношения зыбки.

Так что, Кыргызстану нужно быть более хладнокровным, рациональным во внешней политике. А идея евразийства, ставшая важной ориентацией у некоторых стран лишь недавно, пока не совсем и понятна, и неизвестно во что она выльется, и как потом из нее выходить, если нас не туда понесет.

Что бы вы могли сказать о партиях, которые на сегодня объявили себя оппозиционными?

Есть несколько партий которые мне импонируют, так как мне как гражданину хочется действенных изменений.

Я бы хотел начать с партии “Бир Бол”. Он очень изменился в своём составе, пять лет назад он был партией, состоящей из чиновников с высших эшелонов, которые также обладали большими финансовыми ресурсами. Лидер партии Алтынбек Сулайманов в последних своих интервью говорит о том, что он осознал, что партия в таком виде потеряла ценность, и он радикально изменил ее, пригласив целую когорту новых людей в состав и список партии. И я вижу, что в первой тридцатке у него в списке идут люди, достигшие больших высот в бизнесе, на профессиональном поле. Этих людей невозможно назвать «зелеными» либо слишком молодыми.

И важно отметить, что это люди, которые состоялись как бизнесмены, лидеры своих направлений без помощи власти, государства. Мне кажется, в этой партии очень мощный потенциал, и я надеюсь, что они сложились и в ценностях и в политических взглядах. Я понимаю, что они возможно знакомы друг с другом, но в политике важно чтобы они сложились на основе единых взглядов, принципов, для того чтобы быть действительно серьёзной командой.

Что касается “Ата-Мекена” — это совокупность молодых и новых людей и тех немногих депутатов, которые отличились своей принципиальностью. В списке кандидатов партии есть политики которые открыто выступали со своими позициями, вели борьбу за интересы граждан. В то же время там много молодёжи имеющей успешный профессиональный опыт.

В “Республике” меня подкупает не столько даже их идеи, сколько-то, что она одна из немногих партий, которые могут похвастаться устойчивостью своих рядов. В списке партии много политиков которые вызывают уважение. Они реально инициировали законы на пользу общества. Также есть государственные служащие которые не на словах, а на деле стремились делать вклад в развитие страны, это важно.

Что касается партии “Реформы”, то это люди, которые не имеют никакого предыдущего отношения к политике и власти, никаких бывших депутатов и министров. Хорошо ли это? Думаю да, если случится им сотрудничать, с партиями у которых есть новое видение и это хорошо. Было бы не очень хорошо, если бы эта партия была единственной оппозиционной, и только она имела шансы попасть в парламент. Для такой миссии опыт был бы очень нужен. В “Реформе” подкупает некий драйв, активизм, открытость, но мне кажется это все должно идти в сочетании с опытом и знаниями в государственном деле.

Другие новости
НОВОСТИПОЛИТИКА

Азиз Суракматов пойдет на выборы в Жогорку Кенеш

НОВОСТИЭКОНОМИКА

Казакбаев попросил у представителя Евросоюза оказать финансовую помощь Кыргызстану

НОВОСТИПОЛИТИКА

Мухаммедкалыю Абылгазиеву запретили покидать Кыргызстан

НОВОСТИПОЛИТИКА

Садыр Жапаров не может баллотироваться в президенты, но премьером или спикером скорее станет, - юрист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *